Ученик с левитацией. В московских школах появились инженерные классы | Образование | Общество | Аргументы и Факты

Ученик с левитацией. В московских школах появились инженерные классы

Москва развивается стремительно, а для совершенствования её инфраструктуры требуются всё новые и новые инженеры. Семи­мильными шагами эта профессия по престижности обгоняет даже программистов.

Рассчитаем точно, чтоб всё было прочно

«Главная задача и главный результат проекта, — говорит Наталья Рябкова, директор школы № 2030, — формирование навыков, которые нужны ребятам для будущей специализации, и знакомство с инженерными профессиями будущего. Наше желание и предложение Департамента образования города совпали, и мы с удовольствием включились в эту программу».

50 школ — участ­ниц проекта оснастили специальным высоко­технологичным оборудованием. В каждой из них есть цифровые лаборатории, геодезические приборы и нано­технологические комплексы, а также оборудование для 3D-моделирования и изучения структуры материалов. 

Всего 70 наименований оборудования, среди которых атомно-силовые микроскопы, электронные пушки, наборы для архитектурного конструирования и изучения электротехники. Такое оснащение позволит сегодняшним школьникам освоить основы нанохимии, компьютерного черчения. Приборы также помогут в изучении геодезии и картографии (да и других дисциплин), промышленной оптики и в разработке сверхпроводников.

Но техника техникой, а вдохно­вляют ребят учителя. Когда ученики 10-11-х классов школы № 2030 рассказывали девятиклассникам о том, как и что делали в инженерном классе в прошлом году, было абсолютно ясно, кто зажёг в этих глазах огоньки.

Наталья Шудрик, преподаватель физики, считает, что «для личности важнее всего само­определение». «И ребёнок, который поступает в вуз потому, что так решили родители, или пошёл за компанию с друзьями, изначально немного проигрывает, сделав этот случайный шаг», — полагает она.

Сама Наталья Александровна, выпускница физфака МГУ, мечтала о вулканологии, но пресловутые 1990-е сбыться мечте не дали, и она попала в школу. Признаётся, что уже через пару месяцев поняла: работа с детьми — это её дело. Даже без опыта педагогической работы почувствовала себя комфортно и убедилась, что такого адреналина, такого драйва и такой отдачи не получит больше нигде.

И потому притягиваются в инженерный класс не только «чистые инженеры», но и те, кто предпочитает, скажем, химию или биологию, желая «соединить» их с физикой. Ведь интересно же, согласитесь, узнать о замораживании живых растений в жидком азоте. На презентации проекта замораживали цветок — и мгновенно возникли вопросы: «Можно ли заморозить палец? А лягушку? А можно я буду этим заниматься?»

Девочки тоже мечтают об инженерии.

Девочки тоже мечтают об инженерии. Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

В инженерный класс, чтобы участвовать в проектной деятельности, стремятся даже будущие архитекторы и художники.

Импульс школе дало ещё и участие в Курчатовском проекте, который столичный Департамент образования запустил в 2011-м. Свою роль сыграло и поощрение развития детей в области естественных наук и их исследовательских наклонностей.

Они хотят творить 

В рамках Курчатовского проекта шестиклассники в 2013/2014 учебном году создали беспрецедентный проект «Белый медведь». Об этом звере и уникальной среде его обитания ребята решили узнать всё, назвав белого мишку индикатором благополучия Арктики и климата всей планеты. И в конце года школьники с уверенностью могли сказать: «Мы — исследователи».

«Это был мой первый проект, — рассказывает Данила Пахомов, ученик 9-го класса. — Потом их стало много. На уроках мы изучали теорию, а после них все знания объединяли и чувст­вовали, что лучше усваиваем информацию. Мне нравится приходить в школу, чтобы всё потрогать, посмотреть, изучить на деле, только зубрить формулы и голую теорию скучно».

В этом году Данила пришёл познакомиться с инженерным классом. Говорит, что ему интересна такая сфера деятельности, он хочет повлиять на будущее мира и нашей страны, внести свой вклад в инженерию. А ещё он мечтает поступить в Политехнический.

Елена Узон, ученица выпуск­ного класса, физику и математику просто обожает. «А в инженерном классе я могу их изучать углублённо и заниматься проектами по этим предметам, — говорит она. — Я рада, что здесь нас учат работать руками, — это творчество. Ты придумываешь какие-то новые пути: как получить те или иные параметры, как конструировать более рационально, чтобы прибор работал эффективнее, — мне интересно попробовать разные варианты. А влечёт меня ядерная физика».

«Я тоже начинал с междисциплинарных проектов, — ­подключается Егор Царёв, 10-классник. — Вначале была только физика, а потом «заработали» и другие предметы. И очень здорово, что началось сотрудничест­во с различными университетами, в том числе и с Политехническим университетом, потому что появилась возможность выставлять наши проекты на выставках. Требуется много творческих усилий — надо не только спроектировать и собрать, но и придумать корпус, дизайн твоего устройства — да мало ли ещё чего!»

Егор видит себя инженером в компьютерной области, связанной с машинами на крупных заводах и их управлением: «Сейчас роботизируются многие предприятия, и управлять всем этим ох как интересно!»

Наука — образование — производство

В основе предпрофессионального образования триада: наука — образование — производство. Школа № 2030 занимается этим вместе с партнёрами — Московским политехническим университетом и холдингом ­ВНИИХОЛОДМАШ. Причём базой этой пользуются не только учащиеся инженерных классов, но и другие ребята, так как новейшее оборудование — подспорь­е для различных кружков.

«Для глубокого погружения школьников в инженерную среду требуется серьёзная оснащённость лабораторий, — уверен Илья Малафеев, старший преподаватель в Центре проект­ной деятельности Политехнического университета, сотрудник кафедры низких температур им. П. Л. Капицы. — Поэтому ребята приезжают к нам, в университетские лаборатории. Здесь они видят и могут «пощупать» процесс конструирования, проектирования и частично даже изготовления оборудования».

«С ребятами работать очень интересно, — продолжает Артём Порутчиков, коллега Ильи. — Мы сами вроде тоже недавно были школьниками, но это поколение абсолютно новое, и перед ним открываются новые возможности. Сейчас инженером быть престижно и сверхинтересно, к тому же национальная технологическая инициатива провоз­глашает, что во многих инновационных областях Россия к 2035 году должна занять достойное место».

«И быстрых разумом Невтонов…»

Итак, на запуске инженерного класса нынешнего года старше­классники школы № 2030 показали тем, кто по­младше, свой совместный с Политехническим университетом проект «Дороги на высокотемпе­ратурном сверхпроводнике». В основе — ни много ни мало — эффект левитации высокотемпературного сверхпроводника в магнитном поле. 

Топлива для такой дороги не требуется, трения не наблюдается, а состав может двигаться с огромной скоростью. Возможно, это будущее нашей транспортной промышленности? Магнитные дороги уже сущест­вуют, но со сверхпроводящей левитацией ещё не связаны. 

Профессия инженера в России всегда была высокоинтеллектуальной, не подкачает и нынешняя молодёжь — умные головушки и пытливые искатели.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.